главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
синагога. Электронная еврейская энциклопедия

синагога

КЕЭ, том 7, кол. 830–849
Опубликовано: 1994

СИНАГО́ГА (по-гречески синагоге́ — `собрание`; на иврите בֵּית כְּנֶסֶת, бет-кнесет, `дом собрания`), после разрушения Храма — основной институт религии еврейской (см. также Иудаизм), помещение, служащее местом общественного отправления культа и центром религиозной жизни общины. Синагога не только оказала решающее влияние на формирование иудаизма как организованной религии, но и послужила основой выработанных в христианстве и исламе форм общественного отправления культа.

Галаха содержит предписания относительно плана и расположения здания синагоги, ее оборудования и убранства, использования синагогального помещения и утвари. Применительно к плану здания синагоги Галаха требует, чтобы помещение имело окна. Это предписание основывается на Дан. 6:11 [в русской традиции 6:10], где повествуется о том, как Даниэль молился лицом к окну, смотрящему в сторону Иерусалима; Талмуд (Бр. 34б) предостерегает от молитвы в комнате без окон. Раши объясняет, что окна позволяют видеть небо, взгляд на которое вызывает почтение и рвение у молящихся (Бр. 34б). Желательно, чтобы в здании был вестибюль, где перед входом в молитвенный зал, согласно разъяснению Махарала (см. Иехуда Лива бен Бецалель), помыслы и заботы внешнего мира отступают и молящийся входит в святилище.

Описания, как молились Соломон при освящении Храма (I Ц. 8:30) и Даниэль, послужили основанием галахического предписания, чтобы здание синагоги было ориентировано на Иерусалим, а в самом Иерусалиме — на Храм. Талмуд требует обращаться лицом к Иерусалиму при чтении Амиды (Бр. 30а). Поскольку не всегда возможно, чтобы синагога была обращена к Иерусалиму, законоучители установили, чтобы направление соблюдалось настолько, насколько это возможно в данных обстоятельствах. Место, на котором следует сооружать синагогу, должно быть самым высоким местом в городе, а само здание должно быть самым высоким в городе (Тосеф., Мег. 4:23; Ш. Ар., ОХ. 150:20); согласно другой традиции, зафиксированной у Иосифа Флавия (Древ. 14:258), синагога должна стоять на берегу реки или моря.

Евреи диаспоры обычно не могли выполнить эти предписания вследствие дискриминационных законов в странах ислама и в христианских землях. Поэтому в средние века евреи устанавливали на крыше синагоги шест, который возвышался над окружающими зданиями; поскольку такой шест был «построенным», а не позднейшей добавкой к зданию, этот метод считался приемлемым (Ш. Ар., ОХ. 150:2). Рав сказал (Шаб. 11а), что всякий город, крыши которого выше, чем синагога, будет в конце концов уничтожен, ибо написано: «вознести дом нашего Бога» (Эз. 9:9).

Для хранения свитков Торы (см. Сефер-Тора) в синагоге находится особый шкаф, называемый арон кодеш (`святой ковчег`; см. Ковчег Завета). В древних синагогах не существовало постоянного шкафа для свитков Торы; по всей видимости, свитки хранились или вне синагоги, или в особой, смежной с молитвенным залом комнате. Тору следует читать с помоста (см. Бима), расположенного в центре, чтобы все собравшиеся могли слышать чтение и проповедь (Ш. Ар., ОХ. 150:5). Современная практика располагать помост в конце зала, чтобы освободить больше места для скамей, вызвала значительную оппозицию, и в 1886 г. раввины Венгрии и Галиции подвергли ее херему. Тем не менее, эта практика получила широкое распространение, особенно в США; ее оправдание находят в замечании Иосефа Каро, что место помоста может меняться «в зависимости от места и времени» (Кесеф Мишне к Яд. Тфилла 11:3).

Шулхан арух (ОХ. 150:5) предписывает такое расположение скамей, чтобы старейшины сидели рядом с арон кодеш лицом к конгрегации. Это установление сделало место у восточной стены синагоги наиболее почетным. Однако позднее было вынесено постановление, отменяющее предписание Шулхан аруха относительно мест в синагоге, так как установилась практика покупки мест, и почетные места доставались тем, кто платил наибольшую сумму. Постановление Шулхан аруха осталось в силе только там, где места не продавались, а устанавливались общиной.

Предписание, чтобы мужчины и женщины не сидели в синагоге вместе, основывается на талмудическом описании празднества Симхат бет ха-шоэва во второй вечер Суккот в женском дворе Храма (Сук. 5:2; Мид. 2:5); Талмуд также указывает, чтобы мужчинам и женщинам были отведены отдельные места (Сук. 51б–52а; Тосеф., Сук. 4:1). В мидраше (ПдрЭ., 41 и других) рассказывается, что, когда израильтяне собрались у горы Синай, чтобы получить Десять заповедей, мужчины и женщины стояли отдельно. В соответствии с этим синагога делится на две части особой шторой, которая называется мехицца (`перегородка`). Женская часть (эзрат нашим) обычно находится позади мужской или на галерее.

Большинство европейских синагог в средние века имели женские галереи (вейбершул), закрытые частой металлической решеткой или занавесью. В средневековой Испании в некоторых синагогах не было эзрат нашим, и женщины собирались под окнами синагоги (как, например, в Талавера-де-ла Рейна). В консервативных синагогах мехиццы нет, мужчины и женщины сидят вместе или по разные стороны прохода; в реформистских синагогах — сидят вместе (см. Консервативный иудаизм, Реформизм в иудаизме).

Хотя синагога не обладает такой же степенью святости, как Храм, законоучители приписывают ей святость по образцу Храма. В соответствии с этим Шулхан арух (ОХ. 151) возбраняет определенные поступки в синагоге — фривольное поведение, еду, питье, сплетни, сон, денежные сделки (за исключением благотворительности и выкупа пленных), восхваление какого-либо человека (за исключением выдающихся членов общины) и т. п.; возбраняется укрываться в синагоге от дурной погоды; в синагогу можно вбежать, однако покидать ее следует так, чтобы не создалось впечатление, что человек торопится уйти (Бр. 6б); в синагогу следует приходить в чистой одежде. Верхние этажи синагоги должны использоваться таким образом, чтобы не нарушать святости здания. Даже когда здание синагоги превратилось в развалины, место нельзя использовать для низменных целей, например, для коммерческих сделок.

Бет-мидраш как место изучения Торы считается более святым, нежели синагога. Однако ученикам и учителям разрешается есть и спать в бет-мидраше, так как благодаря этому они экономят время для учебы. Вся синагогальная утварь обладает святостью, поскольку служит священным целям, и поэтому Галаха регламентирует ее использование. Шулхан арух (ОХ. 154:3) указывает, что ящики для хранения священных книг, ковчег, где хранится свиток Торы, а также занавесь (парохет), которой задернут ковчег, наделены святостью, поэтому, когда эти предметы выходят из употребления, их следует хранить, а не уничтожать.

Святость синагогальной утвари находится в прямой зависимости от близости их нахождения к свитку Торы и/или использования вместе со свитком Торы, который представляет собой главную святыню синагоги. Талмуд возбраняет использование синагогальной утвари в посторонних целях. Так, например, нельзя из ставшего непригодным к употреблению ковчега делать подставку для свитка Торы, так как святость такой подставки считается меньшей, чем святость ковчега.

Синагога является собственностью общины и тех, кто внес деньги на ее сооружение. В деревне или маленьком городе для продажи здания синагоги достаточно решения конгрегации или ее представителей. В большом городе такая продажа более проблематична, так как существует возможность, что члены других общин внесли вклад в строительство или приобретение здания, и потому продажа его общиной может лишить этих людей того, что частично принадлежит им. Во избежание возникновения такой проблемы Галаха предлагает возможные варианты, например, передачу права решения раввину, который либо специально был избран во время строительства синагоги, либо служит в синагоге в то время, когда принимается решение о продаже.

Запрещено упразднять синагогу до тех пор, пока не оборудована другая синагога, чтобы не могла возникнуть ситуация, когда старой синагоги более не существует, а строительство новой по каким-либо причинам приостановлено. Если община разделяется на две общины, то право на священную утварь каждая получает пропорционально своей численности. Имена жертвователей могут быть начертаны на предметах, которые они пожертвовали синагоге при условии, что эти люди реально внесли деньги на приобретение предмета или лично участвовали в сооружении и содержании синагоги.

Исторических сведений относительно возникновения синагоги нет. Первые данные о ее существовании относятся к началу новой эры, причем синагога упоминается как вполне сформировавшийся и укорененный институт. Раввинистическая литература относит возникновение синагоги ко времени Моисея. Большинство историков полагает, что формирование синагоги относится ко времени пленения вавилонского, когда изгнанники, лишенные культового центра — Иерусалимского храма — и оказавшиеся в чужой стране, должны были искать новые формы отправления культа.

По всей видимости, изгнанники собирались по субботам для чтения Священного Писания, что, возможно, подразумевается у Иехезкеля (8:6,14:1; 20:1), упоминающего собрания старейшин, а также «малое святилище» (11:16). Согласно установившейся традиции считается, что синагога «Шаф ве-Ятив» в Нехарде‘а существовала со времени изгнания в Вавилонию Иехояхина (Мег. 29а). Видимо, изгнанники, вернувшись в Эрец-Исраэль, принесли с собой институт синагоги. Это подтверждается тем фактом, что возникновение синагоги предполагает изменение ранее принятых форм богопочитания, и именно введение таких изменений в формулы древнейших молитв (см. Амида, Киддуш и Хавдала) Талмуд приписывает Эзре и его последователям, членам Кнесет ха-гдола (см. Великий собор).

Нет упоминания о синагогах и их разрушении во время Антиоха Эпифана, что, возможно, объясняется тем, что внимание книг Маккавеев сконцентрировано на Иерусалимском храме. Тем не менее, упоминаются публичные чтения свитка Торы (I Макк. 3:48) и пение псалмов (там же, 4:24). В ходе раскопок были обнаружены руины синагог в двух крепостях царя Ирода Великого — в Масаде и в Геродионе.

Естественно, что в диаспоре существовала необходимость в местных учреждениях для отправления культа. В 1902 г. в Египте археологи обнаружили в Шедии, примерно в 25 км от Александрии, плиту синагоги с надписью, гласящей, что эта синагога посвящена Птолемею III Эвергету (246–221 гг. до н. э.) и его супруге Беренике. Очевидно, синагога уже была традиционным институтом. К этому же периоду относится постановление, дарующее египетской синагоге право предоставления убежища. В III Макк. 7:2 уже упоминается об основании синагоги в Птолемаиде в правление Птолемея IV (221–204 гг. до н. э.).

В исторических материалах 1 в. н. э. синагога фигурирует как укоренившийся древний институт, стоящий в центре религиозной и общественной жизни еврейского народа, институт, который гармонически сосуществовал с Храмом в Эрец-Исраэль и был единственным культовым центром общин диаспоры. Филон Александрийский сообщает, что многочисленная еврейская община Александрии имела много синагог в разных кварталах города. Талмуд (Сук. 51б; ТИ., Сук.5:1, 55а; Тосеф., Сук. 4:6) сообщает, что Большая синагога Александрии, в которой вместе молились представители разных профессиональных гильдий, была столь велика, что голос хаззана не был слышен во всех концах помещения, так что приходилось символизировать поднятием особых вымпелов, когда прихожанам следовало вступать в молитву. Эта синагога была разрушена при императоре Траяне (правил в 98–117 гг.).

У Иосифа Флавия упоминаются синагоги в Тверии (Жизнь 280), в Доре (Древ. 19:305;) и Кесарии (Война 2:285–9); в Новом завете — в Кфар-Нахуме (Марк 1:21), а в Талмуде — синагоги выходцев из Александрии (Тосеф., Мег. 3:6; ТИ., Мег. 3:1,73г) и Тарса (Мег. 26а) в Иерусалиме. Синагоги тарсийцев существовали также в Лоде и Тверии. Согласно ТИ., Мег. 3:1, ко времени разрушения Второго храма в Иерусалиме насчитывалось 480 синагог (в Кт. 105а говорится, что было 394 синагоги). Существовала синагога на самой Храмовой горе (Сот. 7:7–8; Иома 7:1); в Мишне (Сот. 7:7) приведено детальное описание службы в этой синагоге в Иом-Киппур: «Хаззан синагоги поднимал свиток Торы и передавал его главе синагоги, который передавал его префекту, который передавал его первосвященнику; первосвященник принимал свиток стоя и стоя читал его» и т. д.

За пределами Эрец-Исраэль, наряду с вышеупомянутыми «Шаф ве-Ятив» в Нехарде‘а и синагог в Египте, Филон Александрийский сообщает о синагогах в Риме. Обнаружены надписи, упоминающие более десятка синагог в этом городе; в 1961 г. в Остии были найдены остатки синагоги 3 в., построенной на развалинах более древней синагоги (1 в. н. э.). Новый завет свидетельствует, что во всех общинах диаспоры существовали синагоги. Павел из Тарса проповедовал во многих синагогах Дамаска (Деян. 9:20, 22) и упоминал о синагогах во всех городах, которые он посетил в Малой Азии (Деян. 13:5,14; 14:1; 15:21; 17:1,10; 18:4,7), в том числе несколько синагог в Саламине на Кипре. В синагогах Кипра проповедовали Варнава Кипрский и Иоанн. Существуют упоминания о древних синагогах на Балканах и островах Эгейского моря, в Сирии и Финикии, в Италии и Сицилии, в Испании, в Галлии, в Паннонии (современная Венгрия) и в Северной Африке. Синагога в Стоби (Югославия) датируется 65 г. н. э., на острове Делос (Греция) — 2 в. до н. э.

С разрушением Второго храма и прекращением культовых жертвоприношений синагога стала главным и единственным центром еврейской религиозной жизни. Многие обычаи и ритуалы, практиковавшиеся в Храме, были сознательно перенесены в синагогальную литургию, в то время как другие — запрещены в синагогах именно потому, что они принадлежали к храмовой службе. Молитва рассматривалась как своего рода замена жертвоприношения, и термин авода, относившийся к жертвенному культу, теперь был приложен к молитве. Синагогальная служба, функции синагог и синагогальные должности почти не претерпели изменений на протяжении 2500 лет существования этого института.

Порядок синагогальной литургии, установленный в первых главах трактата Брахот для ежедневного и субботнего отправления культа и в трактате Мегилла (3:4) для праздников, остался неизменным, и лишь небольшие добавления были сделаны на протяжении последующих веков. Функция синагоги как центра не только отправления культа и учения, но и общинного центра восходит к древности. К единственной в талмудический период постоянной должности в синагоге хаззан ха-кнесет (служитель при [доме] собрания) добавились: профессиональный хаззан (кантор, лицо, ведущее синагогальную службу); ба‘ал криа, читающий отрывок из Торы (см. Парашат ха-шавуа), который ранее читал вызывавшийся для этого член конгрегации; проповедник и/или раввин синагоги в отличие от раввина общины (эта должность характерна, в первую очередь, для стран Запада).

В средние века синагога была центром богопочитания и местом, где раввин читал проповеди. Вместе с тем, роль синагоги как общинного центра значительно возросла: практически не существовало таких аспектов повседневной жизни евреев, которые бы не находили отражения в синагогальной жизни. Любой прихожанин, который хотел высказать жалобу, мог прервать синагогальную службу на время, пока не получал обещания, что его жалоба будет рассмотрена; результаты судебных разбирательств объявлялись в синагоге, равно как и сообщения о потерях и находках и о кражах; в некоторых синагогах объявлялось даже о состоянии рынка.

В Италии член общины, который намеревался оставить ее, был обязан публично заявить об этом в синагоге с тем, чтобы все, у кого есть претензии к нему, могли предъявить их (эта практика существовала уже в талмудический период — см. Лев. Р. 6:2). В синагоге делались объявления, преследовавшие цель заставить членов конгрегации соблюдать моральные и супружеские добродетели; в синагоге официально и публично соболезновали скорбящим; приход жениха в субботу, предшествующую свадьбе, и в субботу после свадьбы сопровождался изъявлением радости всей конгрегацией. Синагога была также местом, где приносилась судебная клятва на свитке Торы, который клявшийся держал в руках или касался. Наиболее сильной общественной санкцией был херем, который, среди прочего, отказывал наказанному в праве участия в синагогальной литургии.

При средневековой синагоге действовали бет-мидраши и микве. Существовали синагоги различных обществ (например, Биккур-холим), профессиональных гильдий (например, резчиков в Сарагосе). Некоторые синагоги назывались по своему местонахождению, другие — по фамилиям жертвователей (например, синагога семьи Толедано в Гвадалахаре). В испанских синагогах были постоянные семейные места, переходившие по наследству. Изгнанники зачастую называли свои синагоги по месту, где они жили раньше (римская синагога «Скуола Каталана», существующая и поныне). В Испании после изгнания евреев имущество синагог было конфисковано короной на покрытие налоговых задолженностей евреев, а синагогальные здания превращены в церкви.

Возникновение хасидизма в 18 в. оказало значительное влияние на синагогу. Хасиды придавали меньшее значение формальностям синагогальной литургии, настаивая на неформальной, эмоциональной стороне молитвы. Хасидские синагоги были гораздо меньших размеров и лишены богатых украшений; они выполняли функции своего рода бет-мидрашей, будучи помещением для собрания членов общины, изучения Торы, и, конечно, для молитвы. Здесь проводились трапезы конгрегации, в частности, се‘уда шлишит (см. Се‘уда), и в обиходе синагогу называли штибл (на идиш `комнатка`). В хасидской синагоге не было оплачиваемых должностей: члены общины вели литургию сами.

Столетием позже реформизм в иудаизме стал выразителем прямо противоположной тенденции — реформистские синагоги были большими, величественными, богато украшенными зданиями. Реформисты называли свои синагоги храмами (по-английски темпл); в большинстве из них были установлены органы и подмостки для хора. Скамьи стояли прямыми рядами против бимы, которая располагалась в глубине зала. В целом реформистские синагоги подражали как в своей архитектуре, так и в стиле литургии христианской церкви.

Ортодоксальные общины (см. Ортодоксальный иудаизм) в Западной Европе и США также начали сооружать богатые и величественные синагоги, однако с соблюдением всех галахических предписаний. В дополнение к главному залу, где проводились субботняя и праздничная литургии, строился также малый зал для будничного богослужения, называвшийся бет-мидраш или капелла; эти залы были более скромно украшены, а литургию в них обычно вели сами члены конгрегации.

В 20 в. большинство новых синагог стали располагать помещением для синагогальной школы — талмуд-торы, а нередко и залом для торжественных церемоний, собраний и банкетов; иногда при синагогах действует микве. В восточных странах синагоги почти не претерпели изменений. В этих синагогах члены конгрегации сидят вдоль стен, а бима расположена в центре зала. Нередко высоко в стене находится кресло для Моисея или пророка Илии. Литургию обычно ведут сами члены конгрегации.

В Израиле при многих синагогах проводятся ежедневные или еженедельные занятия и лекции для членов конгрегации. Различные общины сохраняют литургическую традицию, которая была принята в странах их исхода. Вместе с тем, в Израиле существует много синагог так называемого общего типа, в которых литургия сочетает элементы ашкеназской и сефардской традиций (см. Ашкеназы, Сефарды) и литургии хасидов и митнагдим. В Эрец-Исраэль до образования Государства Израиль было немного выделяющихся синагогальных зданий. Барон Э. Дж. де Ротшильд построил синагоги во всех поселениях, которые находились под его патронажем.

Старый ишув в Цфате, Тверии и Хевроне располагал несколькими бедными синагогальными зданиями. В Еврейском квартале Старого города Иерусалима насчитывалось 58 синагог, которые обслуживали нужды ашкеназских и сефардских общин со времен, когда Нахманид возобновил еврейскую жизнь в городе после крестовых походов. Среди наиболее значительных Иерусалимских синагог — Большая сефардская синагога раббана Иоханана бен Заккая, которая состоит из четырех смежных синагог (см. Иерусалим. Иерусалим в иудаизме). Самой большой ашкеназской синагогой была «Хурва» (буквально `руины`, так как она была построена на развалинах бет-мидраша рабби Иехуды Хасида).

Среди других наиболее значительных синагог города были каббалистические синагоги «Бет-Эль» (см. Каббала) и «Тиф’ерет Исраэль», называвшаяся также «Нисан Бек» по имени ее основателя. Древнейшая синагога караимов была построена в 10–11 вв. Во время Войны за независимость (1948) 55 синагог были разрушены арабами; часть из них была восстановлена после 1967 г. в ходе общей реставрации и модернизации Еврейского квартала Старого города.

Во время британского мандата строительство синагог велось лишь в крупных городах. В 1923–24 гг. были построены Большая синагога и сефардская синагога «Охел мо‘эд» в Тель-Авиве и «Иешурун» в Иерусалиме, а в 1930-х гг. — Центральная синагога Хайфы. К моменту создания государства в стране действовало около 800 синагог. Быстрый рост населения требовал увеличения числа синагог в стране, и к 1970 г. их число достигло шести тысяч. Строительство и оборудование новых синагог финансируется Министерством по делам религий совместно с Министерством строительства (зачастую при участии различных фондов и Еврейского агентства). В Израиль был доставлен полный интерьер девяти синагог из уничтоженных нацистами еврейских общин и 28 ковчегов из старинных итальянских синагог; их установили в новых синагогах.

Подавляющее большинство синагог в Израиле — ортодоксального толка; они входят в Объединение израильских синагог (учреждено в 1963 г.). В стране действует несколько консервативных и реформистских синагог, наиболее значительная из которых — при Хибру юнион колледже в Иерусалиме.

В Советском Союзе и странах восточного блока число синагог было незначительно. В Советском Союзе формально группа из 20 граждан имела право обратиться с ходатайством о разрешении создать религиозную конгрегацию и приобрести здание или земельный участок под строительство помещения для богослужения, но этот закон не соблюдался. Существовавшие в Советском Союзе синагоги не входили в объединения и представляли собой отдельные организации, которые были ответственны перед местными властями; членам конгрегации было запрещено законом заниматься «религиозной пропагандой», религиозным образованием детей, социальной и благотворительной деятельностью и т. п.

В начальный период советской власти и особенно в период существования Евсекции проводилось массовое закрытие синагог; в их помещениях создавались «рабочие клубы», кинотеатры и т. п. В короткий период времени исчезло большое количество синагог, молитвенных домов и хасидских штиблов, а молитвенные собрания евреев или изучение Торы стало рискованным предприятием. После Второй мировой войны, особенно в период правления Хрущева (1957–64), произошло дальнейшее резкое сокращение числа синагог в СССР — с приблизительно 400 до 60–65.

В Москве до падения коммунистического режима оставались три действующие синагоги — Большая синагога на улице Архипова и две маленькие — в Марьиной роще и в Черкизове; в поселке Малаховка под Москвой также действовала синагога. В некоторых городах Грузии, Дагестана и Узбекистана было по две синагоги — одна для местной, не ашкеназской общины, другая — для ашкеназских евреев. В таких больших городах со значительным еврейским населением, как Ленинград (см. Санкт-Петербург), Киев, Одесса, Рига, Вильнюс, Минск, Новосибирск и других, действовало по одной синагоге, а в других городах, например, Харькове или Львове, синагог вообще не было. Власти не давали разрешения на создание новых синагог, а милиция преследовала молитвенные собрания в частных домах.

В других странах советского блока ограничения были менее строгими; в большинстве этих стран действовали национальные объединения еврейской конгрегации. В Праге знаменитая средневековая синагога «Алтнойшул» находилась под государственной охраной как архитектурный памятник, продолжая при этом действовать.

После демократических преобразований в Советском Союзе и странах Восточной Европы исчезли ограничения на создание синагог, на их свободное функционирование и объединение в межконгрегационные ассоциации, вследствие чего быстро возросло число синагог и увеличилась численность прихожан.

Во время Второй мировой войны нацисты и их пособники в оккупированных Германией странах проводили политику систематического осквернения и уничтожения синагог. Первая значительная акция такого рода была проведена в самой Германии еще до начала войны — во время так называемой «Хрустальной ночи» (1938) было сожжено около 280 синагог. Эти акции, тщательно запланированные и осуществлявшиеся с пунктуальностью, сопровождались актами вандализма, жестокостями и издевательствами. Так, евреев принуждали поджигать свои синагоги, а затем обвиняли в поджоге. В некоторых польских городах были созданы «пожарные команды», задачей которых был поджог синагог (иногда при этом членов конгрегации загоняли в здание синагоги и сжигали).

Тысячи синагог были уничтожены в Центральной и Восточной Европе и на Балканах. По данным института Яд ва-Шем, в ходе депортации и ликвидации еврейского населения Европы было уничтожено 33 914 еврейских общин. Лишь немногие синагоги в Польше были после войны восстановлены и превращены властями в культурные учреждения (библиотеки, музеи, культурные центры и т. п.). Из 23 уничтоженных синагог Вены восстановлена только одна. Ограбление и уничтожение синагог имело побочным результатом уничтожение сокровищ прикладного искусства; так, в Польше было уничтожено или бесследно исчезло 98% художественных ценностей, хранившихся в синагогах и в частных коллекциях.

Синагогальная архитектура. В отличие от Храма, где ритуал осуществлялся в святилище кохенами, а рядовые участники ритуала оставались вне святилища, синагога как новый тип культового здания должна была позволить участие всех членов конгрегации в коллективной литургии, которая проводится внутри здания. Таким образом, здание должно было соответствовать численности конгрегации; помещение должно было быть хорошо освещено для чтения Торы, а читающий ее был хорошо виден; наконец, в синагоге должны были быть предусмотрены места для отдыха молящихся во время длительной литургии.

Эти требования объясняют, почему с самого начала планировка синагог не была похожа на планировку языческих святилищ греко-римского мира, а скорее напоминала зал собрания греческого городского совета (булевтериа). Дополнительная сложность состояла в необходимости создания отдельного женского отделения (эзрат нашим). Последнее требование было легче всего соблюсти в конструкциях типа базилики, где колонны окружают центральное пространство и несут галерею, которая используется как эзрат нашим. Наконец, неизменными оставались требования к местоположению синагоги и ее ориентации на Иерусалим (см. выше).

Первоначально синагога была местом изучения Священного Писания и не предназначалась служить альтернативой храмовому культу, сосредоточенному в Иерусалиме. В дополнение к древнейшим синагогам, обнаруженным в 1960-е гг. на Масаде и в Геродионе (см. выше), при раскопках Гамлы на Голанских высотах было найдено большое общественное здание, которое было отождествлено с синагогой. Здание примыкало к городской стене, а его фасад был обращен на юго-запад, то есть в сторону Иерусалима; внутри вдоль стен помещались скамьи. Рядом с фасадной стороной здания была обнаружена микве. Синагога Гамлы была построена в 1 в. до н. э. и является древнейшей из обнаруженных до сих пор.

Археологические раскопки в Эрец-Исраэль позволили обнаружить остатки многочисленных древних синагог в Галилее (Хурбат-Шема, Марот, Кфар-Неворая, Гуш-Халав, Тверия, Циппори), на плато Голан (Кацрин, Канаф, Эйн-Нашута, Девия), в долине Бет-Шеана (Ма‘оз-Хаим, Рехов), на горе Кармел (Хурват-Сомек), на юге Иудейских гор и в области Шфела (Хурбат-Риммон, Хурбат-`Аним, Хурбат-Ма‘он, Гада); две синагоги самаритян обнаружены в Самарии близ Шхема (в Хирбат-Самира и Ал-Хирба).

Ранние синагоги в Галилее (3–4 вв.) были прямоугольными в плане, их площадь колеблется в пределах от 100 кв. м до 400 кв. м. Обычное соотношение длины и ширины — 11:10. Здания были построены из тесаного камня; имелась галерея, опиравшаяся на два ряда колонн вдоль боковых стен и один ряд вдоль поперечной стены, противоположной фасадной; лестница на галерею была с наружной стороны здания. В некоторых синагогах существовала пристройка, служившая, по-видимому, для хранения переносного ковчега. Иногда к синагоге примыкал двор, окруженный крытой колоннадой и служивший, вероятно, местом отдыха для молящихся. Эти синагоги обладают уникальной чертой: их фасады с входными дверями (обычно тремя) обращены к Иерусалиму. При раскопках этих синагог не было обнаружено фиксированного места для ковчега, что заставляет заключить, что ковчег был переносным и вносился в зал во время литургии. Внешний фасад был богато декорирован, в то время как интерьер был весьма скромен, по-видимому, чтобы не отвлекать присутствующих от молитвы.

Во второй половине 3 в. обнаруживается стремление архитекторов модифицировать традиционный тип синагоги, и к 5 в. формируется новый тип синагогального здания, доминировавший вплоть до 8 в. (Переходный тип представлен синагогой в Хаммат-Гадере, в Исфии на горе Кармель и в других местах). В основе нового типа синагоги лежит базилика, такая же, как и в церквах этого периода. Здание было продолговатым, с апсидой, обращенной в сторону Иерусалима. Иногда эти синагоги имели внутренний двор (атриум) и передний двор. В стене, смотрящей в направлении, противоположном Иерусалиму, были три входные двери. Внутри здание было разделено двумя рядами колонн на центр, неф и два боковых придела; в конце зала, заканчивающегося апсидой, часть пространства была отделена алтарной перегородкой с колоннами и алтарными стойками. В апсиде, где находился ковчег, был полуподвал, который, по-видимому, служил генизой или использовался для хранения общинной казны.

Снаружи эти синагоги просты, без каких-либо украшений. Объясняется это тем, что здания синагог строились в византийский период в обход запрета властей на строительство новых синагог. Хотя запрет не соблюдался со всей строгостью, строительство роскошно орнаментированных зданий было бы неуместной провокацией. Внешняя скромность синагог компенсируется богатством интерьера — мозаичными полами, мраморными капителями и алтарными перегородками. Типичным примером синагог этого типа служат синагоги в Бет-Альфе, Иерихоне, Эйн-Геди. Следует, однако, подчеркнуть, что смена архитектурных типов не была резкой, — синагоги старого типа продолжали строиться и тогда, когда новый тип уже стал господствующим.

Развитие Синагогальной архитектуры в диаспоре в целом следует образцу синагог в Эрец-Исраэль. Обнаруженные археологами ранние синагоги на Делосе (Греция), 69 г. н. э., в Приене и в Милеете (западное побережье Анатолии) строились по плану базилики, и этот план сохраняется и в более поздних зданиях — в синагогах города Сарды (2 в.) и Остии (4 в.). В знаменитой синагоге в Дура-Европос (244–245) стены были украшены богатыми фресками; отсутствовало женское отделение.

Еврейские общины раннего средневековья были малочисленны, что отразилось в размерах синагог этого периода, которые иногда представляли собой просто большую комнату. Вплоть до 18 в. евреи избегали богатой внешней отделки здания синагоги, чтобы не привлекать внимание местных властей, которые нередко вообще запрещали строительство новых синагог. Немногочисленные исключения (например, знаменитая синагога «Алтнойшул» в Праге) были следствием временного либерализма по отношению к евреям в данном месте. В противоположность скромности внешней отделки зданий интерьеры многих средневековых синагог отличаются роскошью.

Одна из старейших средневековых синагог Центральной Европы, сохранившихся в своем первозданном виде, — синагога в Вормсе (была разрушена нацистами в «Хрустальную ночь» в 1938 г., отреставрирована в 1961 г.). Сооружение этой синагоги началось в 1034 г.; в конце 12 в. здание было перестроено — раннероманский стиль был, однако, изменен на позднероманский. План этой синагоги стал прототипом средневековых двунефных синагог в Центральной Европе. В плане синагога представляет собой прямоугольник; две колонны в романском стиле с декорированными капителями поддерживают шесть крестовых сводов; бима расположена между этими колоннами. Прилегающее к северной стене здания женское отделение, построенное в 1213 г., вскоре после завершения строительства главного зала, по величине не уступает основному залу. Оно также представляет собой двунефный зал; так как этот зал не требовал бимы, в нем использована только одна центральная колонна.

В Эгерской синагоге (Венгрия, 14 в.; здание разрушено в 1856 г.) был двунефный зал с четырьмя крестовыми сводами, опирающимися на одну колонну. Двунефного типа была синагога в Регенсбурге, разрушенная по постановлению городского совета после изгнания евреев из города в 1519 г. (известна по двум гравюрам Альберта Альтдорфера), а также пражская синагога «Алтнойшул» (см. выше), уникальная среди других средневековых синагог своим внешним великолепием. В плане эта синагога представляет собой прямоугольник с двумя колоннами, поддерживающими крестовые своды.

Другим распространенным типом средневековой синагоги в Центральной Европе была однонефная синагога. Наиболее известной из такого типа синагог была синагога в Эрфурте: она не имеет каменных сводов, в то время как другие однонефные синагоги имеют своды, характерные для однонефных готических залов. Среди сохранившихся или существовавших до Второй мировой войны однонефных синагог известны синагоги в Бамберге, Милтенберге, Лайпнике и «Пинкас-шул» в Праге (13 в.). Часто синагоги этого стиля обладали вытянутой формой и имели стрельчатые окна. В этих синагогах ковчег был встроен в нишу или небольшую апсиду. Этот тип получил широкое распространение в Богемии и Галиции.

Синагогальное строительство начало обнаруживать влияние церковной архитектуры, в частности, ковчег приобрел форму, напоминающую алтарь в католических церквях, что постепенно стало нормой для всех европейских синагог.

С конца 16 в. в синагогальном строительстве начало сказываться влияние ренессансной, а затем — барочной архитектуры. Майзелева синагога в Праге, построенная в 1592 г. на пожертвования Мордехая Майзеля (1528–1601) по специальному разрешению императора Рудольфа II, имела характерные ренессансные формы (квадратные в плане), сочетавшиеся с готическими элементами. Такое же сочетание характерно и для построенной в конце 16 в. в Праге синагоги «Клауз». В Кракове синагоги 17 в. носят ярко выраженный ренессансный стиль: старейшие из них — синагога рабби М. Иссерлеса, а также синагога рабби Ицхака Якобовича, построенная в 1644 г. итальянским архитектором Франческо Оливьери. В 1582 г. во Львове в характерном стиле польского ренессанса была построена синагога рабби Ицхака Нахмановича. Этот тип синагог, распространенный в Польше, проник затем в Богемию, Моравию и Германию.

Наряду с европейским архитектурными влияниями в синагогальном строительстве Польши в 16–17 вв. вырабатывается особый стиль интерьера — четырехколонный зал, представляющий собой концентрическую структуру с бимой в центре. Такая планировка подчеркивает центральное значение бимы, которая полностью интегрирована в структурную систему колонн и волют, образуя четко выделенное центральное субпространство посреди зала. Примерами такой организации интерьера были синагоги в Вильне, Новогрудке, Луцке и других местах. Внешний вид этих синагог отражал как местные условия, так и архитектурный стиль того времени.

Многие из этих синагог, особенно расположенные вне городских стен, были построены как крепости для защиты от нападения казаков или татар (например, Форштадская синагога во Львове, синагога в Жолкве, Луцке, Пинске). Четырехколонный зал получил распространение также в синагогальном строительстве в Эрец-Исраэль, где он был модифицирован использованием византийской концепции внутреннего пространства, образуемого четырьмя колоннами, несущими купол. Четырехколонные синагоги в Эрец-Исраэль: ашкеназская синагога «Ари» и сефардская синагога рабби Ицхака Абоава в Цфате, синагога «Аврахам авину» в Хевроне (разрушена в 1929 г.), а также синагога «Элия» и «Истамбули» в Старом городе Иерусалима (разрушены в 1948 г. и восстановлены в 1971 г.).

Уникальным архитектурным явлением были польские деревянные синагоги, получившие особое распространение с середины 17 в. В деревянном синагогальном зодчестве проявились фольклорные мотивы и творческая фантазия строителей. Площадь молитвенного помещения обычно составляла 15 кв. м, женское отделение образовывало пристройку или помещалось на внутренней галерее. Характерным для этих синагог было добавление «зимней комнаты», которая, как правило, была оштукатурена, чтобы сохранялось тепло. Наиболее старая из известных деревянных синагог — в Ходорове близ Львова (1651). Стены были расписаны изнутри Исраэлем бен Мордехаем и Ицхаком бен Иехудой Лейбом; они расписали и синагогу в местечке Гвозьдзец, имевшую восьмиугольный деревянный купол по центру здания.

Знаменитые деревянные синагоги — в Яблонове, Лютомирске, Заблудуве, Вольне и других городах и местечках — в своем большинстве были построены в конце 17 в. – начале 18 в. Деревянное синагогальное зодчество быстро распространялось на Запад, в 1676 г. деревянная синагога была построена в Курнике близ Познани. Эта синагога имеет сложную купольную структуру, украшенную резьбой и росписью; внутри — деревянные колонны тосканского ордера, характерные для дворянских поместий в этом районе. Деревянные синагоги строились и в Германии, где наиболее известны синагоги в Бекхофене, в Хорбе (макет экспонируется в Израильском музее в Иерусалиме) и в Кирххайме.

В мусульманской Испании синагогальное строительство испытывало влияние арабской архитектуры. Синагоги, построенные в этот период, не сохранились, однако даже те синагоги, которые были построены в христианской Испании, носят отпечаток «мавританского» (мудехар) стиля. По образцу мечетей, стены которых были декорированы стихами из Корана, стены синагог в Испании украшались стихами из Библии.

Два наиболее известных синагогальных здания в Испании находятся в Толедо. Одно из них, построенное, по-видимому, во второй половине 13 в. Иосефом ибн Шушаном, было конфисковано в начале 15 в. церковными властями и превращено в церковь, известную как церковь Санта Мария ла Бланка. Подобно большинству средневековых синагог, это здание выглядит скромно снаружи и отличается великолепием интерьера. Здание имеет план и структуру, характерные для мечети. Четыре длинные аркады делят внутреннее пространство на пять пролетов. Арки имеют подковообразную форму; капители колонн украшены богатой резьбой. Маленькие круглые окна в западной стене очевидно принадлежали женскому отделению, которое не сохранилось. Несмотря на сравнительно малый размер (22 м × 28 м), помещение выглядит просторным благодаря искусно рассчитанному расположению колонн и подковообразных арок.

Второе здание (позже церковь Эль Трансито в бывшем еврейском квартале Толедо) — синагога Шмуэля ха-Леви Абул‘афии, министра короля Педро Жестокого, построенная, по-видимому, в 1357 г. В плане это здание — вытянутый прямоугольник (9,5 м × 23 м). Стены декорированы орнаментом в стиле мудехар — строки стихов из Псалмов чередуются с декоративными растительными виньетками. Стены эзрат нашим также декорированы стилизованными надписями (стихи из песни Мирьям). Ниша в восточной стене была предназначена для ковчега, на ее боковых стенках — надписи, говорящие о том, что здание построено Шмуэлем Абул‘афией. Окна украшены алебастровыми решетками, рассеивающими свет.

Форма бимы в средневековой синагоге Испании известна по миниатюрам и иллюстрированным манускриптам 13 в. Первоначально бима, как кажется, не была доминирующей архитектурной частью интерьера; она представляла собой легкое деревянное сооружение, расположенное в западной части зала, противоположной местонахождению ковчега; в синагоге в Кордове бима, видимо, даже непосредственно примыкала к стене. Такое расположение бимы положило начало формированию интерьера вдоль оси бима — ковчег, основанного на их взаимном балансе. Изгнание евреев в 1492 г. положило конец развитию этого интерьера в самой Испании, однако он сохранился в синагогах, строившихся изгнанниками в странах их нового местожительства. В кордовской синагоге существует надпись, упоминающая время строительства (5075 г., то есть 1314–15 гг.) и имя ее строителя: «Ицхак Мехав, сын достопочтенного Эфраима...». Эту синагогу иногда называют «Синагога Рамбама» (см. Маймонид), хотя тот покинул Кордову в возрасте 11 лет.

Испанские марраны, создавшие в 17 в. свои общины в Нидерландах и Англии, утратили связь с Испанией, и в их синагогальном строительстве сильно чувствуется влияние местных архитектурных концепций. Большая синагога португальской общины в Амстердаме (1671–75) обнаруживает влияние голландской церковной архитектуры, а испанские и португальские синагоги в Бевис Марксе в Лондоне (1701) напоминает ассамблейные залы английских нонконформистов. Однако осевая структура интерьера бима — ковчег несомненно является данью испанской традиции.

В Италии наряду с синагогальным залом здание синагоги зачастую включало дополнительные помещения — бет-мидраш, кабинеты общинных чиновников и т. п.; в таких зданиях синагога обычно находилась на втором этаже. Декоративные стили, использовавшиеся для украшения интерьера, были разнообразны — от ренессанса до рококо. Интерьер итальянских, как и испанских, синагог был организован вдоль оси, полюсами которой были ковчег и бима; эта структура окончательно сформировалась в 16–17 вв.; относительно синагог более раннего периода известно очень мало.

Характерный интерьер итальянских, особенно североитальянских синагог состоит из расположенных в противоположных концах зала бимы и ковчега; бима поднята на уровень бельэтажа, оставляя внизу достаточно места для входной двери в зал, так что входящий сразу же упирается взглядом в ковчег. Места для членов конгрегации расположены вдоль оси бима — ковчег у двух противоположных стен; молящиеся образуют две равные группы, сидящие лицом друг к другу и разделенные проходом, соединяющим биму и ковчег. Такое расположение скамей позволяет всем присутствующим видеть оба центра, вокруг которых строится литургия. Часто ковчег помещался не просто у стены, а в специальной нише или апсиде.

По такому же образцу построены обе сохранившиеся синагоги Прованса — в Карпантра и Кавайоне. Структура интерьера итальянских синагог представляет собой идеальное решение изначальной проблемы организации пространства синагогального зала с его двумя центрами — бимой и ковчегом. Наиболее интересна из североитальянских синагог — испанская синагога в Венеции «Скуола Гранде Спаньола». Она была построена в середине 16 в. и перестроена в середине 17 в. знаменитым архитектором Балдассаре Лонгеной, создателем барочной церкви Санта Мария делла Салюте и других выдающихся архитектурных сооружений Венеции. В прямоугольный в плане зал встроена эллиптическая женская галерея; ковчег и бима расположены у восточной и западной стен соответственно, в то время как сиденья для членов конгрегации расположены вдоль северной и южной стен и разделены проходом. Аналогичное решение проблемы интерьера принято и в других выдающихся синагогах Венеции — «Левантине», «Тедеска», «Скуола Кантон» и «Итальяна», построенных в 17 в. в еврейском гетто города.

Наряду с решением интерьера итальянские синагоги характеризовались высоким уровнем декоративного оформления помещения и ритуальной утвари. Барочные ковчеги итальянских синагог экспонируются в ряде ведущих музеев мира. Некоторые из малых итальянских общин, прекративших свое существование, пожертвовали внутреннее убранство своих синагог Израилю с тем, чтобы оно было использовано в новых израильских синагогах. Так, в частности, оборудование синагоги «Корнельяно Венето» использовано в иерусалимской «Итальяна», а синагога «Витторио Венето» была полностью реконструирована в специальном зале в Израильском музее в Иерусалиме.

Многие старинные синагоги в арабских странах сохранились до наших дней. Большая синагога Багдада описана у Биньямина из Туделы: здание с внутренней колоннадой, с залом, выходящим во двор, что характерно для архитектуры арабских мечетей. Стены были великолепно украшены стилизованными надписями, подобно тому, как это было принято в испанских синагогах. Знаменитая синагога в Фостате (см. Каир) была коптской базиликой, построенной в 9 в. В Дамаске была сводчатая синагога, зал которой был разделен колоннадами на три пролета. Синагога в Халебе напоминала старинные мечети Каира — «Амр» и «Ибн-Тулун»: она имела внутренний двор, в котором находилась бима под собственной крышей, а прихожане сидели в крытых колоннадах по периметру двора; ковчег был помещен так же, как михраб в мечетях. Синагога в Халебе была наиболее выраженным примером исламского влияния на синагогальную архитектуру.

В 18 в. синагогальная архитектура претерпела ряд существенных изменений. В этот период правители некоторых германских земель были заинтересованы в привлечении еврейских торговцев и ремесленников для укрепления местной экономики и оказывали личное покровительство евреям, иногда содействовали строительству синагог. Примерами таких синагог служат синагога «Хайденройтергассе» в Берлине (1714) и синагога в Ансбахе (Бавария, 1746). В Вёрлице (Саксония) герцог Анхальт-Дессау построил синагогу в собственном парке (1790) против храмовой ротонды богини Весты. В Англии построенная в этот период Большая лондонская синагога (1790) спланирована английским архитектором Дж. Спиллером в стиле классицизма. В США было построено несколько синагог в григорианском стиле (например, синагога в Ньюпорте, штат Род-Айленд (1763) и синагога в Чарлстоне, штат Южная Каролина (1797).

Синагогальная архитектура в 19 в. переживала упадок. Еврейство Западной Европы и США после эмансипации стремилось к созданию монументальных синагогальных построек; результатом были большие и претенциозные здания, не отличавшиеся архитектурными достижениями. С 19 в. синагогальная архитектура не выработала единых и оригинальных стилей, которые отличали бы ее от архитектурных течений своего времени. Во второй половине 19 в. архитектурный эклектизм сказался в строительстве синагог в «египетском», греческом, римском, «мавританском», романском, готическом, ренессансном, барочном и других стилях, причем декоративная сторона не имела функциональной связи с назначением здания и структурой интерьера.

Среди синагогальных зданий в классицистическом стиле выделяются синагоги: на улице Нотр-Дам в Париже (1819–20), на Зайтенгассе в Вене (1824), в Мюнхене (1826), синагога «Обуда» в Будапеште (1820–21), Новая синагога в Лондоне (1838) и «Бет-Элохим» в Чарлстоне (1841). Поход Наполеона I в Египет (1798) вызвал моду на «египетский» стиль, иногда сочетавшийся с классицизмом, например, в синагоге Копенгагена (1833) и ряде синагог в США. Некоторые синагоги, преимущественно в Центральной Европе и США, испытали влияние готического стиля, вошедшего в моду в середине 19 в. Синагоги в псевдоготическом стиле были построены в Вене Максом Флейшером.

Однако христианские ассоциации готического стиля воспрепятствовали его широкому распространению в синагогальном строительстве, в котором в этот период распространился «мавританский» стиль — сначала в Германии (синагога в Кёльне, 1861; синагога на Ораниенбургштрассе, Берлин, 1856–66), а затем и в других странах (Центральная синагога в Лондоне, 1870; флорентийская синагога, 1880; Хоральная синагога в Петербурге, 1893). Этот стиль был импортирован в США через еврейские конгрегации выходцев из Германии («Темпл Эммануэль», Нью-Йорк, 1868; «Родеф шалом», Филадельфия, 1869–70; «Плумстрит темпл», Цинциннати, Огайо, 1866 и другие). К концу 19 в. стиль классицизма вновь вошел в моду.

В Эрец-Исраэль в середине 19 в. были построены две большие ашкеназские синагоги в Иерусалиме — «Хурват рабби Иехуда Хасид», хасидская синагога «Тиф’ерет Исраэль» (обе в Старом городе Иерусалима) и «Бет ха-мидраш ха-гадол» на улице Меа-Ше‘арим (построена в конце 19 в., в архитектуре очевидно влияние восточноевропейской традиции бет-мидрашей). Строительство первой из них длилось около 30 лет (с конца 1830-х гг. до конца 1860-х гг.). Автором проекта был турецкий архитектор Асад Эфенди, направленный султаном для ремонта строений на Храмовой горе. Возможно, что проект синагоги был также сделан Асадом Эфенди по распоряжению султана.

Синагога «Хурват рабби Иехуда Хасид» — характерная османская монументальная постройка: четыре арочных свода, в центре которых — барабан с окнами, на который опирается круглый купол; высота зала — 24 м. Синагога «Тиф’ерет Исраэль» (строительство завершено в 1870-х гг.) — кубическое здание (высота зала — 20 м) с куполом на высоком барабане; интерьер выполнен в стиле общественных и культовых зданий, построенных европейцами в этот же период в Иерусалиме, главным образом возле Яффских ворот. Вместе с тем, в архитектуре «Тиф’ерет Исраэль» чувствуется влияние стиля древних синагог, которые в этот период были обнаружены в Галилее.

В мошавот (см. Мошава), основанных бароном Э. де Ротшильдом, был построен ряд синагог, которые в уменьшенном виде воспроизводили монументальные синагогальные здания, возведенные в Европе в конце 19 в. Таковы синагоги в Зихрон-Я‘акове, Ришон-ле-Ционе, Мазкерет-Батье и других местах. С развитием религиозных мошавов там сложилась функциональная форма синагогальных зданий, в которых наряду с помещением для молитвы имеются помещения для других видов религиозной и общинной деятельности, в том числе для церемоний, для учебы, для библиотеки и т. п.

В конце 19 в. – начале 20 в. синагогальная архитектура начала испытывать влияние функционализма. Первым примером упрощенного дизайна служат синагога «Аншей-ма‘арив» в Чикаго (1890–91), синагоги в Эссене (1913) и Цюрихе (1923–24). Среди наиболее интересных образцов функционалистического стиля — синагога в Хитцинге, Вена (1924), «Либеральная синагога» в Гамбурге (1931), синагога «Иешурун» в Иерусалиме (1934–35) и синагога «Доллис хилл» в Лондоне (1937).

Из синагог, построенных во второй половине 20 в. в модернистском стиле, заслуживают упоминания пирамидальный «Бет-шалом» в Филадельфии (1954), синагога в Страсбуре (1958), синагога в общинном центре Бернарда Лайонса в Лидсе (1963), «Микве-Исраэль» в Филадельфии (1968) и Большая синагога в Иерусалиме. Сочетание современных архитектурных форм с еврейской символикой (здания, внешне напоминающие маген-Давид, Скрижали завета и т. п.) характерно для многих синагог Израиля, построенных в 1980-е гг., в особенности, в новых поселениях в Иудее и Самарии.

 ИУДАИЗМ > Религиозная община. Синагога
Версия для печати
 
* На бета-сайте...
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Интерьер синагоги «Маген Аврахам» в Бейруте. 1972 г. Фото Саундерфан. Государственное бюро печати.

Интерьер синагоги «Маген Аврахам» в Бейруте. 1972 г. Фото Саундерфан. Государственное бюро печати.
 
Интерьер синагоги «Пейтау-шул» в Риге. Фото: С. Чехошвили, 2015 г.

Интерьер синагоги «Пейтау-шул» в Риге. Фото: С. Чехошвили, 2015 г.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Симхат-Тора Синай, гора следующая статья по алфавиту