главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
бухарские евреи. Электронная еврейская энциклопедия

бухарские евреи

КЕЭ, том 1 + Доп. 2, кол. 565–572 + 245–247
Опубликовано: 1995

БУХА́РСКИЕ ЕВРЕ́И, еврейская этнолингвистическая группа (община). До 1970-х гг. бухарские евреи жили в Средней Азии, главным образом в Узбекской и Таджикской ССР. Наименование «бухарские евреи» закрепилось за членами общины потому, что до завоевания Россией Средней Азии значительная часть общины жила на территории Бухарского ханства (см. Бухара). Сами бухарские евреи называют себя исроил или яхуди. Основными местами проживания бухарских евреев (в нисходящем порядке оценочной численности) являются Самарканд, Ташкент, Душанбе, Бухара, Коканд, Андижан, Маргелан, Хатырчи, Шахрисабз. Значительное число евреев — выходцев из бухарско-еврейской общины живет в Израиле.

На основе имеющихся статистических данных о населении Средней Азии число бухарских евреев в конце 19 в. может быть оценено в шестнадцать тысяч, в 10-е гг. 20 в. — в двадцать тысяч, в конце 20-х – начале 30-х гг. — также двадцать тысяч, в конце 50-х гг. — двадцать пять тысяч, в конце 60-х – начале 70-х гг. — тридцать тысяч человек.

До начала 16 в. общины евреев Ирана, Средней Азии и Афганистана представляли собой фактически единую общину. Распадение этой большой общины в начале 16 в. на общину иранских евреев и общину евреев Афганистана и Средней Азии и распадение этой последней на две отдельные общины во второй половине 18 в. связано с рядом событий политической истории, резко ослабившими контакты между евреями, проживавшими в соответствующих регионах.

Первые достоверные сведения о еврейских поселениях в ряде городов Средней Азии (Мерве, Балхе, Хорезме) относятся к 8–9 вв., хотя по ряду косвенных данных можно полагать, что евреи могли появиться здесь уже в 6 в. до н. э. Многочисленность еврейского населения Хорасана (под которым понимались тогда все населенные иранцами земли к востоку от пустыни Деште-Кевир, включая Среднею Азию) в 10 в. отмечается арабским географом ал-Макдиси. Я‘куб ал-Киркисани говорит о наличии там в том же веке и караимских (см. Караимы) общин. Данные начала 11 в. говорят о многочисленном, очевидно, еврейском населении в Балхе. В 12 в. Биньямин из Туделы говорит о большой еврейской общине в Самарканде.

В 13 в. впервые упоминается еврейская община в Бухаре, которая с 16 в. становится основным центром сосредоточения еврейского населения в Средней Азии. В конце 16 в. – начале 17 в. возникает еврейская слобода в Бухаре (так называемая старая махалла; см. Кварталы еврейские), вне пределов которой евреям запрещается селиться. Евреи подвергаются ряду ограничений, целью которых является подчеркнуть их униженное положение по отношению к мусульманам. В первой половине 18 в. поэт Иосеф бен Ицхак создает поэму «Книга Антиоха», посвященную Маккавеям (см. Хасмонеи) и поэму «Семь братьев» на основе одной из легенд Аггады.

В середине 18 в. происходит первое массовое насильственное обращение бухарских евреев в ислам и возникает община чала (буквально `ни то, ни се`) — евреев, продолжающих тайно исповедовать иудаизм. В первой половине 19 в. вторая волна массовых насильственных обращений в ислам значительно увеличивает число членов этой общины. О еврее Худайдаде, который предпочел переходу в ислам смерть, рассказывает написанная в разгар этих насильственных обращений поэма бухарско-еврейского поэта Ибрахима ибн Аби-л-Хайра. Остатки общины чала существуют в Средней Азии, в основном в Бухаре, до настоящего времени. Большинство членов ее по паспорту являются узбеками.

Уже к концу 18 в. отрыв от основных центров еврейской культуры приводит к резкому падению еврейской образованности среди бухарских евреев. Исчезновение в общине знатоков религиозных законов, усугубленное насильственными обращениями в ислам, грозило ей полной ассимиляцией. В 1793 г. в Бухару прибыл уроженец Марокко рабби Иосеф Мамон Магриби. Целью его был сбор пожертвований для еврейской общины Цфата, где он незадолго до этого поселился. Увидев, что еврейская община в Бухаре близка к угасанию, он решил остаться в этом городе. Его усилиями религиозная и культурная жизнь в общине была возрождена. Его наиболее существенной реформой было введение сефардского (см. Сефарды) ритуала вместо персидского, которым бухарские евреи пользовались до тех пор.

К началу 19 в. возникает вторая еврейская слобода (так называемая новая махалла). В середине 19 в. под еврейское поселение был отведен еще один район Бухары — Амирабад. В 1843 г. евреям был продан участок земли для постройки еврейской махаллы в Самарканде. Накануне русского завоевания еврейские поселения были также в Карши, Мерве, Хатырчи, Шахрисабзе, Катта-Кургане, Кермине, Маргелане, Душанбе.

Во главе еврейской общины каждого города стоял светский глава — калонтар, избиравшийся общиной (фактически, ее верхними слоями) из числа наиболее уважаемых ее членов. В прерогативы калонтара входило рассмотрение тяжб между евреями по торговым, бытовым и мелким уголовным делам и представительство от имени евреев перед властями. Галахические вопросы разрешались раввином. Основной учебной институцией была начальная конфессиональная школа (типа хедера у европейских евреев) — хомло. В Бухаре функционировала иешива, основанная, по некоторым данным, Иосефом Мамоном.

Евреи облагались особым налогом, который обязаны были платить все лица мужского пола от 13 лет, за исключением нищих и слабоумных. Получив от налогоплательщика-еврея причитающуюся с него сумму налога, сборщик-мусульманин должен был нанести ему две пощечины (в отношении богатых и именитых евреев они часто заменялись символическим прикосновением руки к щекам).

Основным занятием бухарских евреев накануне русского завоевания было крашение пряжи и тканей. Из письма к евреям города Шклова, которое написал на иврите в 1802 г. среднеазиатский еврей по имени Биньямин, следует, что на рубеже 19 в. некоторые бухарские евреи участвовали в финансировании бухарских купцов-мусульман, ведших торговлю с Россией. С интенсификацией этой торговли ряд бухарских евреев принял в ней непосредственное участие. Российское законодательство поощрительно относилось к еврейским купцам-«азиатцам», разрешая им вступать в гильдии в губерниях, «в коих евреям постоянное проживание не дозволено» (1833), прибывать со своими товарами на меновые дворы Оренбурга и Троицка (1842) и также на Нижегородскую ярмарку (1844).

Во время завоевания Россией Средней Азии (1864–84) среднеазиатские евреи заняли прорусскую позицию. При заключении в 1868 г. мирного договора между Россией и Бухарой, превращавшего Бухарское ханство в вассала России, ряд местностей, населенных бухарскими евреями (Самарканд, города Ферганской долины) вошли в состав Туркестанского края (генерал-губернаторства), включенного в состав Российской империи.

Русская администрация в целом оставила в неприкосновенности еврейскую систему самоуправления, введя лишь дополнительно в каждой общине должность казенного раввина с функциями, аналогичными таковым в еврейских общинах других частей России. Рассматривая бухарских евреев как единственно лояльную часть туземного населения Средней Азии, русская администрация первоначально приняла ряд мер, направленных на привлечение и упрочение их симпатий. В мирный договор между Россией и Бухарой были включены специальные параграфы (8,9,12), оговаривавшие право бухарских евреев на свободное пребывание в пределах России, свободную торговлю в ней и право приобретения недвижимого имущества на территории России.

В 1872 г. были подтверждены права евреев, проживающих на территориях, остававшихся в пределах Бухарского, Хивинского и Кокандского ханств, принимать русское подданство при условии зачисления в купеческие гильдии. Такая политика российской администрации способствовала значительному возрастанию удельного веса бухарских евреев в торговом обороте как между вассальными ханствами и Туркестанским краем, так и между Средней Азией и центральной Россией. Бухарско-еврейский купец и промышленник начали выступать соперниками пришлого русского купца и капиталиста, лучше него знающими местную конъюнктуру.

В то же время поощрительная политика царских властей по отношению к евреям и попытка правительства Бухарского ханства выместить на евреях, оставшихся в его пределах, злобу за свое военно-политическое поражение (с евреев было взыскано 3/4 всей суммы контрибуции, которую эмир должен был выплатить России) привели к массовому оттоку евреев с территории Бухарского ханства и их притоку на территорию Туркестанского края. Однако уже в 80-е гг. 19 в. русская администрация начала проводить ограничительные меры по отношению к бухарским евреям.

Опубликованное в 1887 г. Положение об управлении Туркестанского края и последовавшее двумя годами позже «Разъяснение» правительственного сената по той части Положения, которая касалась евреев, делили бухарских евреев на две категории. В одну категорию входили лица, признаваемые «туземными евреями Туркестанского края». Таковыми считались бухарские евреи, проживавшие на территории края до завоевания его Россией, и их прямые потомки. Эта категория пользовалась теми же правами, что и туземное мусульманское население края.

Ко второй категории относились проживавшие на территории Туркестанского края бухарские евреи, которые не могли доказать, что они являются уроженцами (или прямыми потомками уроженцев) территорий, вошедших в состав края. Такие евреи рассматривались как иностранцы. Они не имели права приобретать недвижимое имущество и им предписывалось покинуть до 1905 г. пределы края; начиная с 1900 г. им разрешалось жить лишь в трех пограничных пунктах — Оше, Катта-Кургане и Петро-Александровске. Однако по наступлении в 1900 г. начала пятилетнего срока, в течение которого евреи-«иностранцы» должны были покинуть пределы Туркестанского края, царская администрация убедилась в крайней трудности осуществления этого мероприятия, и срок изгнания бухарских евреев, не имеющих русского подданства, был перенесен сначала на 1909 г., а затем и на 1910 г.

Тем временем духовному главе бухарских евреев Туркестанского края раввину Ш. Тажеру после большой и сложной борьбы удалось добиться того, что пограничными пунктами, открытыми для проживания в них евреев, не имеющих русского гражданства, были объявлены также Коканд, Маргелан и Самарканд. В 1910 г., по истечении срока, до которого разрешалось проживание в Туркестанском крае евреев, не являющихся подданными России, они стали выселяться не «по месту их прежнего проживания» — то есть в Бухарское ханство, а в шесть городов, объявленных пограничными пунктами, разрешенными для пребывания в них иноподданных евреев.

Первая мировая война и связанное с ней широкое антирусское брожение мусульманского населения в Средней Азии, вылившееся в 1916 г. в открытое восстание, с трудом подавленное царскими войсками, лишают в глазах властей еврейский вопрос в Средней Азии его остроты, хотя и в эти годы появляются секретные документы антиеврейского содержания.

В экономическом плане завоевание Россией Средней Азии привело к созданию сравнительно небольшого, но экономически сильного слоя бухарско-еврейских купцов и промышленников. Одновременно оно привело к пауперизации основной массы бухарских евреев, так как вторжение на среднеазиатские рынки значительных масс российских фабричных хлопчатобумажных и шелковых тканей привело к ликвидации основного бухарско-еврейского промысла — кустарного крашения пряжи и тканей.

Пауперизованная масса обращается к новым профессиям или к профессиям, которыми раньше занимались сравнительно немногие: начиная с рубежа 20 в., парикмахерское дело, чистка и мелкий ремонт обуви становятся в Средней Азии почти монополией бухарских евреев; многие бухарские евреи начинают заниматься мелкой торговлей.

В конце 80-х гг. 19 в. начинается алия сравнительно больших групп бухарских евреев. В ходе этой первой алии, продолжавшейся до 1914 г., прибыло в Эрец-Исраэль и осело в Иерусалиме, где возник особый бухарский квартал, около 1500 человек, то есть около 8 % всех членов общины в то время.

В культурном плане период царской власти в Средней Азии ознаменовался возникновением плюрализма в системе начального школьного образования. Наряду с традиционными хомло возникают школы с более усовершенствованной системой обучения, дающей ученикам и некоторые начатки светских знаний. Третьим типом школы была секулярная русско-еврейская школа.

В Иерусалиме возникает своеобразная литературная школа во главе с раввином Шим‘оном Хахамом (1843–1910), основной заслугой которой является создание литературного языка общины на основе еврейско-таджикского диалекта (см. Еврейские языки и диалекты) и перевод на этот язык с иврита ряда произведений восточноевропейской Хаскалы. В 1910 г. в городе Скобелеве (ныне Фергана) стала выходить первая газета на этом языке — «Рахамим», просуществовавшая до 1916 г.

Революцию и связанные с ней боевые действия (1917–20) основная масса бухарских евреев восприняла как новый этап вооруженной борьбы между русскими и мусульманами, причем симпатии традиционно склонялись на сторону первых. В то же время радикальная часть бухарско-еврейской элиты в пределах Туркестанского края поддерживала идею создания в Туркестане демократической республики, независимой от России или обладающей большой степенью автономности.

Два представителя бухарских евреев — Потилахов и Вадияев вошли в качестве министров в состав правительства недолговечной Кокандской автономии (1918). В Бухарском ханстве ряд представителей радикального крыла бухарско-еврейской общины солидаризовался в требовании реформ с мусульманами-модернистами (джадидами). С упрочением советской власти элита бухарско-еврейской общины перестала существовать как социальный слой и стала «лишенцами», то есть группой населения, ограниченной в своих гражданских правах.

«Лишенцами» стал и значительный по своей численности слой бухарских евреев — мелкие торговцы. Третий слой общины — парикмахеры, сапожники, портные и т. п. — были обложены высокими налогами как частники, и налоги разоряли их, вынуждая идти на предприятия, находившиеся под государственным контролем. Евреи начинают составлять значительный процент рабочих на ряде государственных фабрик, находящихся внутри еврейских кварталов или вблизи них. В еврейских кварталах создаются производственные кооперативы, куда массами идут работать недавние частники, разоренные налогами.

С основанием в 1918 г. Туркестанской автономной советской социалистической республики бухарские евреи оказались в ведении Евсекции, почти полностью состоявшей из ашкеназов, мало знакомых с местной действительностью. В начале 1919 г. было учреждено Туземно-еврейское национальное центральное бюро Народного комиссариата по делам образования республики Туркестан, главной задачей которого было создание системы школьного образования, способствующей распространению коммунистической идеологии.

После создания в 1920 г. Бухарской советской народной республики традиционная община была распущена; последний калонтар П. Рабин в том же году был расстрелян. В Бухаре и некоторых других городах начали работать так называемые еврейские комитеты, подчинявшиеся министерству иностранных дел республики. После проведенного в 1924 г. «национально-территориального размежевания» Средней Азии почти все центры сосредоточения еврейского населения вошли в Узбекскую ССР (до 1929 г. Таджикистан оставался в статусе автономной республики в составе Узбекской ССР). Еврейские комитеты были расформированы, деятельность Евсекции приостановлена, а в 1930 г. она была распущена. Единственными объединениями, сохранившими какие-то организационные функции, связанные с бухарскими евреями, оставались лишь тесно связанные друг с другом узбекистанские отделы Комзета и ОЗЕТа, основанные в 1926 г. с целью создания еврейских колхозов.

Во второй половине 1920-х – начале 30-х гг. создается около десяти еврейских колхозов в различных районах Узбекистана, часто на землях, неудобных для возделывания. В целом эксперимент по созданию бухарско-еврейских колхозов оказывается неудачным: данные о последних двух еврейских (или частично еврейских) колхозах в Узбекистане относятся к началу второй половины 1940-х гг.

В конце 1920–30-х гг. бухарские евреи составляли подавляющее большинство рабочих на фабриках по производству шелка и мыла в Самарканде и на хлопкоочистительной фабрике в Коканде. В 1933 г. число рабочих среди бухарских евреев достигло двух с половиной тысяч человек. Около трех тысяч в 1933 г. состояло в кооперативах, фактически представлявших собой предприятия, основанные разветвленной семьей или группой семей, но уже к концу 1930-х гг. кооперативов почти не осталось.

На 1920-е гг. – начало 30-х гг. приходится вторая сравнительно массовая алия бухарских евреев. Большинство евреев, покидавших СССР в эти годы, делали это нелегально. Число бухарских евреев, прибывших в эти годы в Эрец-Исраэль, составляет по оценочным данным около четырех тысяч человек.

Одновременно с мерами по изменению социальной структуры общины бухарских евреев советские органы проводили меры по подрыву и искоренению в ее среде религиозной идеологии. Уже во второй половине 20-х – начале 30-х гг. проходит широкая кампания закрытия синагог. Стихнув во время Второй мировой войны, борьба с иудаизмом возобновляется в 1940-е гг.

Тем не менее, религиозные обряды, связанные с циклом жизни еврея — обрезание, брак, погребение, — исполнялись подавляющим большинством членов общины. Что касается других аспектов жизненного уклада, связанных с религией, — посещение синагоги в будни, субботу и праздники; исполнение обычаев, связанных с Песахом и Суккот; соблюдение постов, соблюдение кашрута и т. п., то процент придерживающихся этих традиций тем выше, чем старше возрастная группа, чем ниже образовательный ценз и социальный статус.

Хотя основными профессиями общины по-прежнему остаются те, которые сложились как основные занятия ее в конце 19 в. – начале 20 в., в годы после Второй мировой войны значительно вырос процент лиц, владеющих академическими специальностями (врачи, преподаватели, инженеры) и занятых свободными профессиями (артисты, художники, адвокаты и т. п.).

Стойко сохраняющийся традиционный антисемитизм мусульманского населения (случаи кровавого навета, ставшие достоянием гласности, зарегистрированы как в 1926 г. и 1930 г., так и спустя три десятилетия — в 1961 г. и 1962 г.) в период после Второй мировой войны переплетается с проявлениями официальных антисемитских тенденций (антиеврейские фельетоны в местной печати в конце 1940-х – начале 50-х гг., принуждение евреев выступать с антиизраильскими заявлениями в связи с Синайской кампанией 1956 г., Шестидневной войной 1967 г. и Войной Судного дня 1973 г., кампания против изготовления маццы в начале 60-х гг. и т. п.).

С установлением советской власти в Средней Азии начался процесс активного приобщения бухарских евреев к секулярному образованию. В 1920 г. в Ташкенте специально для бухарских евреев был основан так называемый Институт просвещения (Инпрос); в 1930 г. на его основе был создан Туземно-еврейский педагогический техникум, который был переведен в город Коканд в здание, прежде принадлежавшее предпринимателю-еврею А. М. Симхаеву. Выпускники этого учебного заведения стали учителями начальных, а впоследствии, продолжив образование, средних школ, а также инженерами и научными работниками. В 1937 г. учебное заведение было преобразовано в Узбекский женский педагогический техникум; некоторые преподаватели подверглись репрессиям.

В 1925 г. стала выходить газета «Рушнои» (с 1930 г. «Байроки михнат»). В 1929 г. письменность бухарских евреев была переведена с еврейской на латинскую графику. В начале 1930-х гг. в Ташкенте начинает издаваться литературно-художественный журнал «Хаёти михнати». В 1932 г. в Самарканде организуется бухарско-еврейский театр, а в Ташкенте создается секция туземно-еврейских писателей при организационном бюро советских писателей Узбекистана. Бухарско-еврейская литература 20–30-х гг. в целом является типично советской по своему содержанию. С художественной точки зрения, наиболее зрелой является проза (самые крупные представители: Я. Хаимов, Н. Фузайлов, М. Исхакбаев, Б. Каландаров, Г. Самандаров). Драматургия, основной задачей которой была поставка репертуара для любительских трупп, во многом мелодраматична и находится под влиянием узбекской драматургии тех лет. Наиболее крупными драматургами являются Я. Хаимов и М. Аминов. Поэзия находится под несомненным воздействием почти идентичной ей по языку поэзии таджикской. По художественной фактуре наиболее совершенна поэзия Мухиба (М. Бачаева). Из других поэтов по своим художественным достоинствам заслуживает быть отмеченным Ю. Кураев.

В 1931 г. на основе этнографической коллекции, существовавшей с 1922 г., в Самарканде был открыт Еврейский историко-этнографический музей (закрыт в апреле 1938 г.). В 1933 г. в Узбекистане было 15 еврейских клубов и 28 «красных чайхан», также закрытых в 1938–39 гг. В 1937–38 гг. около тысячи бухарских евреев было арестовано, около семьсот из них погибли в сталинских тюрьмах и лагерях; в основном это были представители бывшей досоветской социальной верхушки общины бухарских евреев, остававшиеся активными сторонниками религиозной традиции, и новой культурной элиты бухарских евреев. К концу 1930-х гг. в больших городах было оставлено лишь по одной действующей синагоге, и только в Ташкенте были три бухарские и одна ашкеназская синагоги. Но религиозная жизнь бухарских евреев, хотя и крайне ограниченная, продолжалась повсеместно в полуподпольных условиях.

Жестокий удар бухарско-еврейской культуре наносят аресты 1936–38 гг. В 1938 г. прекращается выпуск газеты «Байроки михнат». Перестает выходить журнал «Хаёти михнати». Закрывается театр. В 1940 г. издаются последние несколько книг на бухарско-еврейском диалекте и прекращает свое существование сеть бухарско-еврейских школ. Ликвидация бухарско-еврейской культуры, осуществленная этими мерами, значительно ускорила ассимиляционные процессы в среде общины.

Во время Второй мировой войны в рядах советской армии служили четыре тысячи бухарских евреев, около тысячи из них погибли. В 1950 г., в период возобновившейся после войны кампании против иудаизма, в Самарканде 13 человек было арестовано и приговорено к 25 годам заключения; подобные судебные процессы прошли также в Катта-Кургане и Бухаре.

В 1970-е гг. фактически лишь для старшего поколения членов общины бухарско-еврейский язык являлся языком, обслуживающим все сферы жизни. Для значительной части среднего поколения языком культуры является русский, а еврейско-таджикский язык остается лишь языком очага. Молодое поколение предпочитает русский язык еврейско-таджикскому и в повседневном бытовом обращении и часто затрудняется говорить на последнем. Дети во многих семьях лишь понимают язык, но не могут на нем говорить; немало семей, где дети уже не понимают родной язык родителей. Иными словами, с опозданием на одно поколение по сравнению с ашкеназской общиной СССР происходит тот же интенсивный ассимиляционный процесс, который происходил в последней в конце 1920-х – начале 30-х гг.

Низкий естественный прирост бухарских евреев в период между переписями 1926 г. и 1959 г. вызван как эмиграцией конца 1920-х гг. – 30-х гг., так и длительным процессом снижения уровня рождаемости в годы сталинского террора и Второй мировой войны. Затем до 1970 г. наблюдался резкий (до 40%) рост численности бухарских евреев вследствие общего улучшения социально-экономических условий жизни. К концу 1960-х гг. около восьми тысяч бухарских евреев жили в Израиле и приблизительно тысяча в других странах, главным образом в США. В 1970-х гг. многие бухарские евреи эмигрировали из Советского Союза. На основе переписи 1979 г. численность бухарских евреев в Советском Союзе к началу 1980-х гг. определяется в сорок тысяч человек. На 1987 г. общая численность бухарских евреев в мире (включая третье поколение в Израиле и на Западе) — восемьдесят пять тысяч, из них около сорока пяти тысяч жили в Советском Союзе, тридцать две тысячи — в Израиле и около трех тысяч — в остальных странах. Из семнадцати тысяч бухарских евреев, покинувших Советский Союз, пятнадцать с половиной тысяч поселились в Израиле, остальные — в США, Канаде и Австрии.

После Второй мировой войны среди бухарских евреев значительно возросло число специалистов с высшим образованием, деятельность которых получила признание: профессор. М. Ягудаев (1905–63) долгие годы возглавлял Физико-технический институт Академии наук Узбекской ССР, он автор более ста работ в области физики и гелиотехники; профессора А. Михайлов (1926–94) и Б. Пинхасов (родился в 1928 г.) — видные юристы, Я. Калантаров — известный филолог, исследователь языка и литературы бухарских евреев; профессор. М. Беньяминов — специалист в области методики преподавания математики; профессору Ташкентского государственного медицинского института И. Сафиеву принадлежит открытие токсоплазмоза. В области музыкального искусства больших успехов достигли композиторы С. Юдаков (1916–90) и М. Левиев (1912–90), оба они народные артисты Узбекистана; Я. Сабзанов (1929–2013, с 1992 г. в США) — народный артист Таджикистана; Э. Каландаров (с 1994 г. в США) — заслуженный артист Узбекистана; народные певцы, выступавшие в своеобразном среднеазиатском жанре «шашмаком», братья М., И. и Г. Толмасовы, М. и Г. Муллокандовы, Б. Зиркиев и многие другие; оперные певцы Сара Самандарова, Мордухай, Михаил и Ксения Давыдовы, Р. Толмасов, А., З. и Р. Муллокандовы и другие; солист театра оперетты И. Шалмаев — заслуженный артист Узбекистана. Почетных званий удостоены актеры: народная артистка Узбекистана Марьям Якубова, заслуженный артист Узбекистана С. Аулов, главный режиссер Республиканского кукольного театра в Ташкенте заслуженный деятель искусств И. Якубов.

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 ДИАСПОРА > Этнолингвистические группы
Версия для печати
 
* На бета-сайте...
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Бухарская еврейка в традиционном наряде. Рисунок с фотографии конца 19 века. Jewish Encyclopedia (1901–1912).

Бухарская еврейка в традиционном наряде. Рисунок с фотографии конца 19 века. Jewish Encyclopedia (1901–1912).
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Бухарест Бухбиндер Нахум следующая статья по алфавиту